20 Ноября 2018

Вторник

Нечетная учебная неделя

Четвертая промышленная революция в фокусе юбилейных Санкт-Петербургских социологических чтений

Четвертая промышленная революция в фокусе юбилейных Санкт-Петербургских социологических чтений

В Санкт-Петербургском политехническом университете Петра Великого 13-14 апреля 2018 года состоялась международная научная конференция – X юбилейные Санкт-Петербургские социологические чтения «Четвертая промышленная революция: реалии и современные вызовы». Более 300 участников – профессоров, доцентов, научных сотрудников, представителей исследовательских организаций, молодых ученых – из России, Беларуси, Украины, Казахстана, а также США, Финляндии и Испании обсудили актуальные проблемы и тенденции развития общества в эпоху четвертой промышленной революции. Организаторами конференции выступили: Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого, факультет социологии Санкт-Петербургского государственного университета, Социологическое общество им. М.М. Ковалевского.

Приглашение принять участие в работе конференции и выступить с докладом получили заведующая кафедрой социологии, кандидат социологических наук, доцент О.В. Васина (Халлисте) и профессор кафедры социологии, кандидат философских наук, доцент С.П. Ежов.

Тема конференции оказалась весьма дискуссионной, и жаркие дебаты разворачивались не только на заседаниях секций, но уже на пленарном заседании. Так, современные социологические интерпретации промышленных революций существенно отличаются от традиционных научных представлений. С позиции традиционного менеджериального подхода, «промышленные революции» (технико-экономические трансформации с социокультурными последствиями) приходятся на три основных этапа: 1. конец XVIII – середина XIX в. (уголь, сталь, пар, текстиль, фабрика и рынок); 2. конец XIX – середина XX в. (нефть, алюминий, электричество, конвейер и монополии); 3. конец XX – середина XXI в. (микрочипы, композиты, генная инженерия, ИКТ и сетевые структуры). Появившийся в 2011 году термин «Четвертая промышленная революция» или «Индустрия 4.0» определялся как средство повышения конкурентноспособности промышленности за счёт внедрения «киберфизических систем» в производственные процессы. Сегодня многими бизнесменами, политиками, учеными, чаще всего, под этими понятиями понимается производственная сторона «Интернета вещей».

С позиции же современной социологии основные социокультурные трансформации и их технологические последствия определяются в два этапа: Модернизация – становление современности (Modernity) как типа общества, выразившееся в этапах (1) и (2) и Постсовременность – процессы социокультурных трансформаций, вызывающие (3).

Референтом понятия «модернизация» является серия тенденций, среди которых основными являются: индустриализация, урбанизация, демократизация, секуляризация и рационализация культуры, а также нуклеаризация семьи.

Так, профессор СПбГУ Д.В. Иванов в своем выступлении обратился к классическим теориям социологии (Дюркгейм, Вебер, Парсонс, Сорокин), где главные черты современного общества характеризуются следующим образом:

  • Рационализация социальных действий
  • Функциональная дифференциация социальных структур
  • Институционализация социальной жизни

Постсовременность: от общества интеракций и институтов (agency & structure) к обществу сетей и потоков. Результатом глобализации здесь становится не «мировое общество», а транснациональная сеть суперурбанизированных анклавов глобальности.

Сегодня социологи говорят о постглобализации как о процессе роста и автономизации анклавов глобальности, связанных потоками товаров, технологий, информации, людей. В мегаполисах люди живут по-настоящему глобально, то есть соединяя в своей жизни вещи и образы из разных стран и культур. Согласно исследованиям, в 300 самых крупных городах живет 20% населения мира, но создается 50% мирового ВВП (The Brookings Institution, 2012). Здесь сосредоточены точки доступа к потокам ресурсов – материальных, финансовых, информационных, человеческих, социальных.

2.jpgВиртуализация понимается как замещение реальных вещей и действий образами и коммуникациями; когда социальные отношения принимают форму отношений между образами. В итоге, с позиции социологии популярное понимание виртуализации как компьютеризации не позволяет правильно анализировать и оценивать современные процессы. Не компьютеризация деятельности виртуализирует общество, а виртуализация общества компьютеризирует деятельность. В условиях виртуализации общества главная задача – создание и трансляция образов, поэтому главный инструмент деятельности – ИКТ.

По данным опросов ВЦИОМ в 2007 Интернетом пользовались ежедневно 8% и не пользовались совсем 75%, а в 2017 соотношение стало уже 58% к 22%. Однако доминирующим инструментом виртуализации общества остается ТВ (88% взрослого населения назвали ТВ среди своих «источников информации», Интернет-сайты – 35%, блоги, форумы, соц.сети - 17% (опрос ФОМ, 2015)). Здесь же социологи отмечают и разрыв между поколениями, т.к. разные поколения живут в разных виртуальных реальностях: выбрали Интернет главным источником новостей 50% в возрасте18-24 и 11% в возрасте 45-59; ТВ является главным источником новостей для 34% 18-24-летних и для 72% 45-59-летних. Интересно, что поствиртуализация в настоящее время – это процесс превращения виртуальной реальности образов и коммуникаций из экзотики в социальную рутину и быт. В 3.jpgнастоящее время социологи фиксируют следующие тенденции:

  • Перепроизводство образов / идентичностей приводит к их обесцениванию;
  • Ценностью становится физическое присутствие, непосредственный опыт, тактильность, «аналоговость» в противовес «цифре»;
  • Бизнесмены и активисты создают пространства, функция которых – быть точкой доступа к реальности (креативные пространства, лофты, коворкинги, антикафе, котокафе…);
  • Инструментарий поствиртуализации – технологии дополненной реальности;
  • Социальная жизнь в точках доступа к сетям, потокам и к реальности – это насыщенное киберфизическим опытом существование в режиме дополненной современности (Augmented Modernity).

С позиции представителей другой социологической школы, активно отстаивающих протекание четвертой промышленной революции, в настоящее время можно выделить две разновидности революции, связанные с информационными трансформациями: информационно-культурная революция: информационный взрыв (1950-1970-е гг.), и информационно-компьютерная революция (1940-2000…гг.), которая к настоящему моменту уже прошла три эпохи стационарных ЭВМ (1940-1970-е гг.), персональных компьютеров, ноутбуков и Интернет (1970-2000-е гг.), а также ПК с мобильным Интернетом и мобильные многофункциональные средства связи (2000-…). Последней свойственны такие специфические характеристики, как интегрирование электронных устройств с искусственными и биологическими системами; переход от протокиборга к киборгу, искусственному интеллекту; биохакинг – симбиотические системы с нейроинтерфейсом; НБИКС-технологии. Интернет вещей; проблемы трансгуманизма, постчеловечества и «социума андройда».

Таким образом, фундаментальное отличие четвертой промышленной революции состоит в синтезе технологий и их взаимодействии в физических, цифровых и биологических доменах. Основными чертами здесь являются:

-        Глобальный Интернет

-        Миниатюрные производственные устройства

-        Искусственный интеллект

-        Обучающиеся машины

-        «Умные заводы» - виртуальные и физические системы гибко взаимодействуют на глобальном уровне.

Как писал основоположник изучения информационного способа развития общества в социологии М. Кастельс в 1990-х гг.: «В современном научно-техническом развитии главное не сами информация и знания, а применение их к генерированию новых знаний и информации и созданию устройств по обработке информации и коммуникациям». Информация становится «сырьем» для технологий воздействия на саму информацию и знания.

«Информационный взрыв» заключается в росте скорости передачи сообщений, увеличении объема передаваемой информации, ускорении обработки информации (рост производительности и количества ЭВМ), росте объема производимой информации, росте производства средств отображения информации. Здесь уже доминируют технологии виртуальной и дополненной реальности.

Культурно-когнитивные последствия «информационного взрыва»:

-        Рост числа знаков, значений и смыслов

-        «Пресыщение» информацией

-        Хаос индивидуальных картин мира.

В результате у современного человека возникает информационная травма: еще в 1971 году нобелевский лауреат по экономике Г. Саймон сказал: «Богатство информации приведет к убогости внимания». И действительно, в настоящее время ученые фиксируют такие явления, как «отставание» человека от человечества, «цивилизацию протезов» (М. Эпштейн), «исчезновение» реальности. Так, по мнению М. Эпштейна, «люди общаются между собой посредством приборов, подсоединенных к органам чувств. По мере встраивания человека в грандиозно распростертое информационное тело человечества неизбежно будут возрастать протезно-электронные составляющие индивидуального тела, ибо ему будет не хватать глаз, ушей, рук для восприятия и передачи всей информации, необходимой для исполнения человеческих функций. Там, где органы утрачивают взаимосвязь в едином целом организма, они опосредуются протезами - экранами, дисками, компьютерами, телефонами, факсами. Все это - удлинители и заменители телесных органов, травмированных избытком информации».

В итоге в символическом мире индивид себя изобретает, конструирует. Так, одним из докладчиков на конференции были проанализированы аккаунты в социальной сети «Вконтакте», в результате чего было обнаружено значительное превышение количества аккаунтов в соотношении с реальными пользователями. Это свидетельствует о том, что современный человек себя придумывает, показывая различные стороны своей деятельности, равно как и личности, зачастую фантазируя их. Это сказывается и на повседневную реальность в сфере структуры общения, сужения границ приватной сферы, увеличении игровой и творческой составляющей деятельности, а также ведет к изменению характера мышления (внелогическое творческое мышление, биологизация межличностной конкуренции, пластичность личности, социальный аутизм).

Если же говорить конкретно о сфере научного знания, то здесь, по мнению ученых, наблюдается кризис: нет потребности в максимуме знаний для познания мира, т.к. цель человечества заключается в приспособлении мира под себя, а себя – тело и сознание – под свои фантазии. Информационный взрыв сдерживает ожидаемый рост фундаментальных открытий, т.к. становится все труднее извлекать и анализировать новые знания из возросшего объема баз данных. В качестве решения кризиса учеными предлагается использование технологии «ноосорсинга», и активную деятельность профессиональных сетевых сообществ экспертов. Один из докладов на заседании был как раз посвящен именно значимости подобных сообществ для успешной научной карьеры. Озвучивались тезисы Брюссельского форумы «Битвы за умы», согласно которым самый ценный ресурс сегодня – это молодые исследователи («мозги»), и именно за них разворачивается конкурентная борьба, настоящая охота. Профессиональные организации делают сейчас все возможное, чтобы привлечь молодых талантов в свою структуру: создают глобальные информационные ресурсы, банки данных с диссертациями, международные лаборатории, активно проводят престижные конкурсы, вовлекают ученых в работу через социальные сети facebook, vkontakte, twitter и др. Таким образом, членство в профессиональных сообществах может принести долгосрочную пользу, а получение одной из премий, несомненно, ускорит рост научной карьеры.

По мнению социологов, существующий «информационный резонанс» в социальной системе обусловлен следующими факторами:

-  Экспоненциальный рост объема информации;

-  Отставание производства нового знания от скорости роста объема информации;

-  Перенасыщение у индивидов картин «социальной реальности» неорганизованными данными об обществе и его хаотичными образцами;

Данные об обществе рождают множество образцов новых социальных практик. Причем эти образцы конкурируют друг с другом, в результате чего можно говорить об аномии современного общества. Напряжение между актуальными (практическими) и виртуальными (симулятивными) социальными действиями ведут к нарастанию межролевых конфликтов. Социальное пространство трансформируется, «разламывается» на параллельные миры «социальной действительности» и «социальной (виртуальной) реальности». В перспективе ученые рассматривают переход к «блокчейн»-конфигурации социальной структуры как распределенной децентрализованной сети социальных связей, интегрированной с «Интернет вещей».

4.jpg 

Особенностью Санкт-Петербургских социологических чтений является то, что каждый год обсуждаются новые направления, исследования, а так же то, что каждый год меняется площадка их проведения. Все это позволяет профессиональному сообществу лучше познакомиться с университетскими научными школами и отражает стремление к объединение усилий и ресурсов ведущих вузов Санкт-Петербурга.

В заключении следует сказать о предложении руководства Социологического общества им. М.М. Ковалевского провести XI Санкт-Петербургские социологические чтения в нашей Техноложке.

5.jpg

 

Возврат к списку

Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.


НАВЕРХ ↑

ФИО

EMAIL

ОТЗЫВЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ
Осталось символов: 150

КАПЧА